Анас Файрушин: «До «звезды» и «легенды» еще добраться надо, а под фонограмму любой споет!»

Анас Файрушин: «Я всегда находился в творческом окружении, и  до сих пор живу и дышу этим»Анас Файрушин: «Я всегда находился в творческом окружении и  до сих пор живу и дышу этим» Фото: Олег Спиридонов

«САРА-ХАНЫМ — ЮМОРИСТКА, ПРИДУМАЛА, ЧТО ФАМИЛИЯ БУДЕТ ЗВУЧАТЬ «ФАЙРУШИНИ»

— Анас Батырович, расскажите, как вы пришли к музыке?

— Я родился в деревне Такталачук в Актанышском районе в многодетной дружной семье в послевоенное время. Нас было семеро. Папа вернулся с войны, мама трудилась в колхозе. Но я с большой теплотой вспоминаю, как она что-то готовила кушать и тихо напевала себе под нос различные мелодии, а я стоял за дверью, слушал и наслаждался. Музыкальный слух у нас идет по маминой линии. Все мои братья и сестры поют, играют на каком-либо инструменте. Брат моей матери участвовал в Великой Отечественной войне, получил два ордена Красной Звезды, добрался до Берлина. И в одном из заброшенных немецких ресторанов он нашел скрипку и привез с собой. Сам выучился и пел, что для меня было удивительно. Я тоже самоучка. И когда заканчивал 10-й класс, появилось объявление, что открывается новый музыкальный педагогический факультет. Мы были первым выпуском.

 Ваше призвание — быть педагогом?

— Я около 30 лет руководил детской музыкальной школой №2, которая находится в поселке ЗЯБ. И сейчас продолжаю работать с вокальным ансамблем преподавателей детских музыкальных школ «Яран гол», который был создан 20 лет назад с целью продвижения песенного исполнительства татарских композиторов и народного песенного творчества. В репертуаре коллектива — татарские народные песни и песни известных татарских композиторов. Хотя ансамбли и народные коллективы сейчас не особо пользуются спросом, на наши выступления всегда собирается своя аудитория.

«Когда я с ней (Сара Садыкова) познакомился, ей было около 60 лет. Это было в 1966 году в Мензелинске, я был в числе организаторов творческого вечера-встречи с Садыковой. Она настоящая артистка и на сцене, и в душе!»«Когда я с ней (Сарой Садыковой) познакомился, ей было около 60 лет. Это было в 1966 году в Мензелинске, я был в числе организаторов творческого вечера-встречи с Садыковой. Она настоящая артистка и на сцене, и в душе!» Фото: Владимир Зотов

— А вы сами выступаете?

— Уже не всегда. Возраст солидный. Как говорится, со сцены надо уходить вовремя! (Смеется.) В свое время я и сольно выступал, хотя профессии певца у меня нет. Много встречался и общался с такими известными композиторами, как Сара Садыкова, Рустем Яхин, Джаудат Файзи, Анвар Бакиров, Загид Хабибуллин. Я всегда находился в творческом окружении и до сих пор живу и дышу этим.

— Расскажите подробнее о вашей дружбе с Сарой Садыковой. Вам посчастливилось выступать с ней на одной сцене?

— Когда я с ней познакомился, ей было около 60 лет. Это было в 1966 году в Мензелинске, я был в числе организаторов творческого вечера-встречи с Садыковой. Она была настоящая артистка и на сцене, и в душе! В мензелинском доме культуры в тот вечер я исполнял сольно некоторые ее песни. Вот так и случилось наше знакомство.

Мы гастролировали с концертами-встречами с участием Сары Гарифовны по селам Актанышского и Мензелинского районов. Она мне много рассказывала, как сложилась ее судьба, открывала свои тайны. Помнится мне, у нее был очень легкий и веселый характер. Однажды, когда мы вместе с ней ехали в автобусе, она меня спрашивает: «Анас, твоя фамилия — Файрушин, очень редкая. Интересно, как она будет звучать по-итальянски?» Сара-ханым — юмористка, придумала, что фамилия будет звучать «Файрушини»! (Смеется.) Если нет настроения, она всегда могла развеселить и подбодрить.

Но у нее была нелегкая судьба. К тому времени она как певица получила звание заслуженной артистки ТАССР, но она делилась со мной, что ее композиторский талант долгое время не признавался профессиональным сообществом. Хотя народ повсеместно любил и исполнял ее музыку. Но все равно позже ей вручили звание народной артистки ТАССР и заслуженного деятеля искусств РСФСР. А государственная премия Габдуллы Тукая ей была присвоена только посмертно.

«И до сих пор единственная картинная галерея Челнов ютится в приспособленном помещении — на первом этаже жилого дома. Благо в прошлом году сделали капремонт и условия стали неплохими»«И до сих пор единственная картинная галерея Челнов ютится в приспособленном помещении — на первом этаже жилого дома. Благо в прошлом году сделали капремонт и условия стали неплохими» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Сейчас энтузиастов мало, никому работать бесплатно не хочется»

— Когда вы начали свой творческий путь?

— Очень давно, честно говоря. Я начинал свой путь с Мензелинского педагогического училища, куда меня отправили на работу по распределению. В то время оно очень славилось, там готовили учителей начальных классов. Многие писатели, исполнители вышли из стен этого училища. Помимо основной программы, здесь много внимания уделялось музыкальному обучению. Каждый студент играл на каком-либо музыкальном инструменте, пел в хоре.

В педучилище я проработал 7 лет, в этом же городе и познакомился со своей будущей супругой. Через некоторое время решили мы переехать в Казань, меня перевели в казанское педучилище. Лет 6 проработал там, а потом уже в Челны пригласили. Гульсабира Махмутовна Хакимова, работавшая в то время заместителем председателя горисполкома, вышла на меня с предложением переехать и внести свой вклад в развитие культуры в автограде. С ней у меня была судьбоносная встреча, потому что в течение всей жизни она помогала мне, направляла, подсказывала… С Гульсабирой Махмутовной мы познакомились в Мензелинске, она была очень уважаемым человеком уже в то время. Она легенда.

— О жизни Гульсабиры Хакимовой вышла прекрасная книга, которую написала челнинский краевед Сания Сафина.

— Да-да, многие эпизоды из жизни Гульсабиры Махмутовны Сания Сафина писала с моих слов. Мы дружили и дружим с Гульсабирой Махмутовной по сей день! Кстати, когда она была директором картинной галереей, должны были построить для них отдельное здание. Его планировали расположить на площади Азатлык, перед мэрией, но по каким-то непонятным обстоятельствам этого так и не произошло. И до сих пор единственная картинная галерея Челнов ютится в приспособленном помещении — на первом этаже жилого дома. Благо в прошлом году сделали капремонт и условия стали неплохими. Надо отдать должное нынешнему директору Ильсие Загидуллиной, что им удается привлекать в город интересные и уникальные выставки.

— А уникальные и интересные музыкальные конкурсы проводятся?

— Раньше в Татарстане и, в частности, в Челнах проводилось очень много смотров-конкурсов для музыкантов, певцов. Например, в свое время в 90-е и нулевые мы совместно с управлением образования города проводили уникальный для всей республики конкурс детской и подростковой песни «Тургай». Дело в том, что тогда был репертуарный голод и нашей главной целью было пробудить интерес композиторов и поэтов к созданию композиций для детского исполнительства. В конкурсе принимали участие настоящие мэтры: Луиза Батырбулгари, Маску Имашев, Талгат Валиев, Резеда Ахиярова, Масуда Шамсетдинова и наши местные композиторы Илгиз Закиров, Васим Ахметшин, Виталий Агапов, Ринат Губайдуллин. В результате было опубликовано четыре профессиональных выпуска-сборника детских и подростковых песен «Тургай», к которым обращаются до сих пор.

Также в течение 10 лет мы проводили республиканский конкурс детского песенного творчества «Тан йолдызы», где оценивалось вокальное мастерство детей. На этих конкурсах выросли такие профессиональные артисты, как выступавший на итальянской сцене оперный певец Рузил Гатин, композитор, кандидат искусствоведения Эльмира Галимова.

Еще 6-7 лет по инициативе управления по делам молодежи делали конкурс «Чаллы былбылы», но уже для молодежи. Конкурс проводился совместно с Салаватом Фатхетдиновым, когда он еще жил в Челнах. Также в жюри приглашались Альфия Авзалова, Венера Ганиева и другие. В автоград приезжали со всего Татарстана и даже из Уфы и Москвы. Помню, как сам придумывал название. Получилось созвучно и в рифму: «Чаллы былбылы». В целом в мое время все это было бесплатно и такие мероприятия, творческие вечера организовывали на безвозмездной основе.

— А сейчас?

— Сейчас энтузиастов мало, никому работать бесплатно не хочется. Раньше было время созидателей, а сейчас наступила эпоха потребителей. Приведу живой пример. Не все знают, но в 70-е проводился конкурс патриотической песни, где победителем стал Рустем Яхин с песней на слова Рамазана Байтимирова «Туган ягым». И в 1991 году она стала гимном Татарстана. Сейчас же молодежь даже не знает имена профессиональных татарских композиторов и их творчество. Композиции покупаются по заказу исполнителя, со сцены не объявляются имена авторов музыки и слов. Нужно спросить разрешения на авторские права, чтобы ее исполнить. Мы живем в коммерческий век.

Сейчас все зовутся звездами и легендами. Это транслируется везде: по радио, в журналистике. Только вот, услышав их голос по радио, даже невозможно отличить их друг от друга. Нужны талант, вокальные данные, сценическое мастерство, культурное поведение, народная любовь. К тому же большой показатель — время. Для меня легендами являются Ильгам Шакиров, Альфия Авзалова, Фарида Кудашева. Ведь до «звезды» и «легенды» еще добраться надо, а под фонограмму любой споет!

«Театры у нас хорошие, а вот условия для игры актеров не самые лучшие. Все же находятся в приспособленных зданиях, сцены небольшие»«Театры у нас хорошие, а вот условия для игры актеров не самые лучшие. Все же находятся в приспособленных зданиях, сцены небольшие» Фото: Олег Спиридонов

«МНОГОГОЛОСНЫЙ ХОР ВСЕГДА ОЧЕНЬ ЗАВОРАЖИВАЕТ»

— Как бы вы охарактеризовали состояние челнинских театров?

— Театры у нас хорошие, а вот условия для игры актеров не самые лучшие. Все же находятся в приспособленных зданиях, сцены небольшие. Как было бы здорово, если бы когда-нибудь все театры построили в одном месте в Челнах. Чтобы в самом сердце города появился настоящий волшебный театральный городок. Мне очень нравился проект Александра Дембича, согласно которому было бы именно так. Он предлагал все театры объединить, чтобы получился театральный комплекс. К слову, когда я был последний раз в Нью-Йорке, видел своими глазами такой квартал, состоящий из театров. Рядом располагалась красивейшая городская площадь, где можно отдохнуть и расслабиться. Ну красота!

— А когда вы начали работать в татарском театре Челнов хормейстером?

— В 1995 году меня пригласили работать над музыкальной комедией «Кодача» («Свояченица») композитора Загира Исмагилова. Для постановки спектакля потребовалось организовать хоры, поставить голоса актерам. Вот с этих пор мы с театром стали большими друзьями. Некоторое время я работал там по совместительству, а потом и полностью перешел в эту систему.

— С актерами труднее работать, чем с учениками музыкальной школы?

— С актерами работать довольно легко — это творческие люди, легкие на подъем, им интересно все новое. Кто никогда не пел — запел! Вокальная и хоровая работа — это мое, а когда твои ученики стараются — это вдохновляет. У каждого актера я пытаюсь определить вокальные возможности и развить их по максимуму. Наш театр отходит от фонограммы к живому исполнению.

«С актерами работать довольно легко — это творческие люди, легкие на подъем им интересно все новое. Кто никогда не пел — запел! Вокальная и хоровая работа — это мое, а когда твои ученики стараются — это вдохновляет»«С актерами работать довольно легко — это творческие люди, легкие на подъем, им интересно все новое. Кто никогда не пел — запел! Вокальная и хоровая работа — это мое, а когда твои ученики стараются — это вдохновляет» Фото: Олег Спиридонов

— А в театрах тоже под фонограмму поют обычно?

— Раньше и в театрах тоже пели под фонограмму, но подобное всегда выглядит ненатурально. Это происходит потому, что не у всех театров есть возможность профессионально заниматься с артистами вокалом. В нашем театре артисты поют, зрители наслаждаются живым исполнением… В идеале на главные роли в спектакли должны назначаться актеры с хорошими вокальными данными.

Есть спектакли, где задействована вся театральная труппа, например, «Хуш, Агыйдел» в постановке режиссера Фаиля Ибрагимова, «Яратылмый калган ярлар» в постановке режиссера Илсура Казакбаева. И здесь появляется отличная возможность сделать хор. Это интересно и самим артистам, и зрителям. Многоголосный хор всегда очень завораживает.

— А какие песни в основном исполняют актеры?

— Мы разучиваем совместно татарские народные песни, я стараюсь, чтобы они как можно чаще звучали в спектаклях нашего театра. Народные песни, кстати, могут украсить абсолютно любой спектакль, главное — умело их использовать.

Источник: www.business-gazeta.ru