Антон Салакаев, ВИА «Волга-Волга»: «Раньше модно было ходить в «качалку», потом в тренд вошла йога, а сейчас модно заниматься на барабанах»

«Квартирник у Маргулиса», пятый фестиваль «Волга-Волга», новый альбом с лучшими песнями и собственная студия: об этом и многом другом исполнитель и лидер группы «Волга-Волга» Антон Салакаев рассказал в интервью «Без галстука» гендиректору АО «ТАТМЕДИА» Андрею Кузьмину.

Добрый день, место записи интервью — это ваша новая студия. Расскажи о ней.

Да, это наша новая и первая студия. Потому что старой и не было. Мы начали свой творческий путь в каморке актового зала 89-й школы и долгие годы ездили с места на место. Были даже базы — складские помещения. В общем, много нас помотало, все-таки «Волге-Волге» в этом году исполнилось 22 года. И поэтому мы сделали себе такой подарок.

Где взяли средства на студию: спонсоры, кредиты?

Все вместе. Понятно, что за эти годы мы кое-что заработали. Мы не сидим на месте и активно работаем. Также помогли друзья, но это не спонсорская помощь в классическом плане. Они дали средства просто потому, что любят наше творчество. Ну и был небольшой кредит. Но зато теперь это наше, это наши стены и наша сцена.

Студия предполагает наличие оборудования для записи. Вы теперь сами записываетесь?

Да, это была главная цель. Раньше мы обращались для этого к нашим друзьям на различные студии звукозаписи, как казанские, так и московские. Сейчас же мы целиком весь цикл записи делаем здесь.

Вы приглашаете звукорежиссеров или уже сами научились «слышать» звук?

Научились сами. Несколько лет назад наш барабанщик понял, что история с работой за пультом ему ближе. Он смог достичь в этом деле определенных высот. И теперь он у нас звукорежиссер.

Ваш уровень оборудования соответствует федеральным критериям? Где вы находитесь в этом плане?

Одно дело — соответствовать техническим параметрам. Другое дело — конечный результат работы. Даже в 80-х, когда все делалось «на коленках», были люди с таким слухом, которые могли даже в тех условиях создать классную запись. А есть люди, которые и в наше время, со всей этой техникой делают посредственный продукт.

Поэтому, возможно, с точки зрения техники мы не соответствуем каким-то московским студиям (хотя и очень сильно к этому приблизились), но в целом мы получаем тот продукт, который удовлетворяет радиостанции федерального значения.

«Изначально мы шли к студии для того, чтобы ни от кого не зависеть»

Наверное, вы не только себя можете записывать, но и давать доступ другим исполнителям на коммерческой основе? Или это все-таки для себя сделано?

Изначально мы шли к этой студии именно для того, чтобы ни от кого не зависеть. Но, открывшись в сентябре, мы поняли, что все это нужно содержать. Поэтому нужно и зарабатывать, и проводить на этой базе образовательный процесс. Почему бы не поработать с детьми?

Мы планируем открыть здесь кружки: обучение на гитаре, барабане, занятия по звукорежиссуре и так далее. У нас есть платформа, на которой возможно все это сделать. И это будет работать не только для детей, но и для взрослых.

Из них вообще уже стоит целая очередь. Если раньше модно было ходить в «качалку», потом в тренд вошла йога, то сейчас очень модно заниматься на барабанах. Людям после работы в офисе нужно выплеснуть эмоции, они приходят и стучат в барабаны. В Москве и Питере сейчас это очень модная фишка, и у нас тоже эта тема начинает развиваться.

Что такое музыкант в современной России? Считаете ли вы себя профессиональным музыкантом? Если да, то когда это началось?

Буквально на днях приехал с музыкальной конференции в Москве. На ней были все, кто имеет отношение к музыкальной индустрии в плане ивент-бизнеса — организации концертов, мероприятий и так далее.

И когда тебе звонят и предлагают выступить спикером такого значимого мероприятия, то начинаешь задумываться — видимо, прошло много времени и ты смог чего-то добиться, поэтому людям интересен твой опыт. И уже начинаешь считать себя профессионалом в своем деле.

Но я не люблю такой подход. Например, меня там объявили как худрука и вокалиста ВИА «Волга-Волга». Но вокалистом я себя вообще не считаю. Потому что у меня нет профессионального музыкального образования, лишь несколько лет хора. И во-вторых — я не столько вокалист, сколько исполнитель авторских песен. Слово «исполнитель» мне нравится больше. Вот, например, Эльмира Калимуллина — это вокалист с большой буквы. Я все-таки, наверное, больше художественный руководитель.

Я знаю прекрасного музыканта, который является врачом. Он отличный гитарист, но основная его работа — лечить людей. А у тебя же именно основной заработок от музыки. Хотелось бы уточнить этот критерий.

Если говорить в этом контексте, то да — это основной заработок для меня. Есть, конечно, различные ответвления, но все это связано с музыкой.

«Десятки и сотни коллективов только в Казани уже существует, и все они востребованы»

Какая сейчас в Казани профессиональная тусовка, которая работает в этом направлении? Много ли новых групп появляется и насколько это востребовано в нашем городе?

Обидно, что в основном востребованы корпоративные истории, связанные с кавер-группами, они востребованы, потому что сейчас такая хорошая тенденция — играть умеют все. Если раньше были проблемы с инструментами, мы начинали играть на «Уралах», на которых чуть ли пальцы не ломали, и барабаны у нас были под названием «Энгельс», чуть лучше, чем кастрюли дома. Но было огромное желание, и профессиональное мастерство в 80 — 90-е у музыкальных групп было намного ниже.

Сейчас очень много мастер-классов проводится, есть школы, где обучают рок-музыке, поэтому сейчас увидеть классно играющего музыканта — это не редкость, увидеть классную группу, которая не просто взяла известную песню, перепела, придумала название и они готовы выступать на банкетах и свадьбах. Десятки и сотни коллективов только в Казани уже существует, и все они востребованы. Но только по пальцам можно пересчитать стоящие коллективы, которые делают это интересно. А которые делают вообще что-то свое и зарабатывают на этом, их единицы.

Несмотря на то что у нас и появился интернет и продвигать себя стало легче, в любом случае авторское творчество двигать всегда сложнее, поэтому тех, которые дошли до такого уровня, что зарабатывают на авторском творчестве, становится больше, например: «Мураками»; «Дом кукол» — они в обновленном составе, записывают новые пластинки, работают, и можно сказать, что они этим зарабатывают; «Анимация» — чистопольские мои земляки. Про эти коллективы я не могу сказать, что они стали профессионалами с точки зрения заработка каких-то денег, не могу говорить за других, но мне кажется, что эти коллективы встали на определенную ступень, где они могут сказать, что они достаточно независимы.

Были у тебя планы уехать вместе с группой в Москву?

Мы и так часто ездим в Москву на концерты, но больше мы туда катаемся, чтобы отснять какое-то интервью, поучаствовать в какой-то программе. В любом случае все центрует там в Москве, но есть интернет, и сейчас многие исполнители становились популярными, базируясь в Сибири и на Дальнем Востоке, потому что сейчас себя можно продвигать через интернет. Но в любом случае люди, которые помогают правильно себя направить, — это продюсеры или Rocket-лейблы в столице.

Какой город России дал больше всего групп, музыкантов, которые вышли на российский уровень? Мне сразу в голову идет Екатеринбург. Почему не Казань и кого бы ты назвал из вырвавшихся наших певцов, которые как-то преуспели на российском уровне?

Да, Екатеринбург входит в тройку таких городов, наверно.

Если мы говорим про рок-музыку, то мы понимаем, что здесь Казань, к сожалению, не в тройке лидеров. Лидеры — это Питер, Екатеринбург и Москва. Но я думаю, с Екатеринбургом мы могли бы соперничать, хотя на четвертое место я бы поставил Уфу, одна Земфира чего стоит.

Почему Казань не родила таких лидеров?

В Казани, конечно, группы были.

Мы были на съемках «Квартирника у Маргулиса», и там сразу после нас выступал Сергей Чиграков — «Чиж», и мы стояли в гримерке, заговорили про Казань. Он ведь сам из Нижнего Новгорода, и в свое время он очень часто приезжал с концертами в Казань, с полуподвальными, квартирными. Он говорит: «Я вспоминаю одну группу, которая называлась «ЗМЧ» («Записки мертвого человека»). Это очень легендарный, очень аутентичный казанский коллектив, который мог бы стать своеобразным представителем в свое время, и он им был, ребята очень много гастролировали, ездили по фестивалям, но почему-то, как группа «Холли», которая в Казани очень шумела, которая в свое время неплохо выезжала с концертами в Москву в Питер, финишного рывка не получила.

Чего не хватило?

Все зависит от того котла, в котором ты начинаешь вариться в самом начале. Если Москва, Питер или Екатеринбург — это такие рок-Мекки, то Казань всегда от рок-движения чуть-чуть отставала. Может быть, это связано с определенным менталитетом, я думаю, что в этом тоже есть влияние. Не хватило заварочного чайника рока.

Была группа «Ангелы и демоны», которая даже выпустила в свое время пластинку на студии Стаса Намина. Они откатали не только по России, но и даже по Америке тур вместе с группой «Парк Горького». Все музыканты из этого коллектива стали очень значимыми людьми, в Москве в том числе. Это Женя Васьков, братья Желдуковы, но как коллектив они в определенный момент распались, хотя как у представителей тяжелого рока у них были все шансы. Они даже пластинку выпустили.

Современные ребята стараются, получается. Земляки из Чистополя «Анимация», «Мураками» — молодцы, упорно идут своей дорогой и не останавливаются.

«Даже матерые монстры татарской эстрады берут себе не просто клавишника и баяниста»

Ты смотришь и слушаешь татарскую эстраду? На каком уровне, на твой взгляд, она находится? Поете ли вы на татарском?

С татарской эстрадой это вообще отдельная история. Есть у нас песня, которую мы исполняет на татарском «Эх, тала-тала», есть у нас несколько песен. Мы очень рады, что по звучанию того, как мы эту песню преподносим, мы отличаемся от большинства звука татарской эстрады.

Татарская эстрада всегда очень хромала по звуку, а сейчас тенденции появляются — все больше и больше живых исполнителей. Даже матерые монстры татарской эстрады берут себе не просто клавишника и баяниста и под фанеру исполняют все это дело, а берут себе полный состав и играют живьем свои концерты. они начинают звучать сразу по-другому, не так, как это раньше было, они начинают звучать более аутентично. Зуля Камалова или Juna — очень классные. Но вопросов на татарской эстраде остается очень много. Если бы случился какой-нибудь музыкальный ринг и нам бы посчастливилось бы с кем-нибудь из татарских исполнителей на этом музыкальном ринге выступать, то у нас была бы очень горячая дискуссия по вопросам, как можно было бы делать татарскую музыку.

«Малай на белом барсе» — это уникальное явление. Это однодневка или это что-то серьезное, современное и прикольное?

На данный момент это хайп. Говорить, что это высокое искусство, мы не можем. Единственный критерий, по которому мы можем говорить, что это искусство, — это народ и время. История скажет все сама за себя. «Белые розы», от которых плевались все понимающие в музыке что-либо, до сих пор на волне, и мы понимаем, что это точно наша история российской поп-музыки. И говорить, что «Малай на белом барсе» — это однодневка, мы не можем, возможно, это и останется в долгой истории Татарстана.

Одно дело, когда ты пишешь одну песню и она выстреливает, другое дело, что ты следующими своими шагами доказываешь, что есть еще и еще. Вот эта девочка, которая исполняет эту песню, она достаточно живая и прикольная, творчество из нее достаточно сильно прет. Это не одна песня, которая у нее есть, выпущен уже целый альбом, и поэтому, надеюсь, творческого запала у нее хватит намного дальше, чем на одну песню.

«„Сурганова и Оркестр“, Юрий Шевчук, группа „Пикник“, Animal Jazz и мы там вдруг тоже затесались»

Расскажи про «Квартирник у Маргулиса», что это?

Это телевизионное шоу. Дружба наша началась примерно полгода назад, как только начались переговоры, попали мы туда. Мы были там уже третий раз, на этом квартирнике, пока это были роковые солянки.

Первый раз нас пригласили туда не сами представители НТВ, а лейбл «Мороз Рекордз», который выпускал диски «Легенды русского рока». Они выпускали трибьют к 95-летию Булата Окуджавы и каким-то образом узнали о нас, возможно через наших друзей-кавээнщиков из Москвы.

Ребята из лейбла послушали наши записи, и им понравилось, как мы делаем именно перепевки песен, и им показалось, что одну из песен Окуджавы, которую мы выберем, мы сможем сделать интересно. По их мнению, именно так и получилось. Нам было предложено несколько песен, ну как несколько — там был очень серьезный список.

И что вы выбрали?

Мы выбрали песню «Пьеро» из небезызвестного старого доброго детского кинофильма «Приключения Буратино». Как оказалось, все тексты песен в этой картине написал Окуджава. И мы выбрали именно «Пьеро»: «Не нужна мне малина, не страшна мне ангина, лишь бы только Мальвина обожала меня одного». Мы сделали аранжировку на эту песню. Всем людям, от которых что-то зависело там, понравилось, и потом, как выяснилось, презентация этого проекта была на «Квартирнике у Маргулиса». Компания была сумасшедшая: «Сурганова и Оркестр», Юрий Шевчук, группа «Пикник», Animal Jazz и мы там вдруг тоже затесались. Отыграли этот квартирник. Сейчас, я так понимаю, его тоже можно посмотреть где-то на ютуб-канале.

Практически сразу нам поступило предложение поучаствовать в трибьюте к юбилею Юрия Визбора — еще одного величайшего барда. Просто потому что, как нам потом сказали, и ребятам из квартирника, и представителям «Мороз Рекордз» очень понравилось то, как мы это сделали с Окуджавой. И мало того, нам не просто повезло с участием в трибьюте, нам повезло еще и с выбором песни. Мы просто попросили: «А нельзя ли, чтобы нам досталась ну, наверное, самая знаковая песня Визбора «Милая моя, солнышко лесное». И нам сказали: «Можно, делайте, но все будет зависеть от аранжировки, которую вы сделаете». Мы сделали аранжировку, уже все это дело было здесь, записали, и нам сказали: «Круто!»

А когда услышать можно? Или это есть уже где-то? Вы не пели ее?

Окуджава есть уже на YouTube. Квартирник уже был. А квартирник у Визбора уже был отснят и, если не ошибаюсь, 16 ноября будет телевизионный эфир на канале НТВ. А сейчас мы вернулись уже с квартирника новогоднего. По следам этих двух работ с «Мороз Рекордз» и с «Квартирником» нас пригласили.

Вы попали в ротацию…

Но самая классная точка была бы, если бы нас пригласили в квартирник уже с сольной программой. Мы на это очень рассчитываем, маленькие договоренности на этот счет уже есть, я не хочу загадывать наперед, но, возможно, на следующий год мы отснимем уже сольную программу.

То есть в Новый год, включая НТВ, мы увидим «Квартирник у Маргулиса» с вашим участием? Что там покажут? Что там вы пели и что народ пел? Расскажи, как это записывалось.

Кстати, по поводу Нового года сразу расскажу, что однажды сразу после Владимира Владимировича Путина на НТВ мы участвовали в большом фестивале «Эх, разгуляй», это большой фестиваль шансонной песни, который делает «Радио Шансон», и мы открывали этот фестиваль. А его показывали на НТВ где-то в 2012/2013 году, и получилось так, что Путин закончил свою речь и начинается «тырытынтын». Пели мы там песню Марины Максимовой «Знаешь ли ты». Такая история уже была, и здесь она повторяется, просто в другой компании. Если там мы были в компании шансонных исполнителей, то тут мы были в компании рок-мэтров нашей российской сцены: «Машина времени», Сергей Чиграков, «Чиж и Ко», я сейчас буду называть всех наших самых-самых монстров рока.

Всего было четыре съемочных дня, я точно могу сказать про тот день, в котором были мы, некоторых исполнителей я уже назвал. Там группы, появившиеся не так давно, но уже плотно заявившие о себе, такие как ребята из Грузии «Мгзавреби», была интересная коллаборация группы «Рекорд Оркестр», которые в свое время сделали небезызвестную «Ладу Седан», которую Тимати у них потом позаимствовал, а они делали коллаборацию с «Умой Турман». Наши друзья казанские — трио Jukebox, у них была история — «Джукбокс», Алексей Чумаков, Сосо Павлиашвили. Там были сольные исполнения, а были какие-то дуэты. Например, «Машина времени» с Марией Кац пели.

«Мы не говорим, что «посадим вас на бабки»»

Давай о планах творческих. Чем собираетесь заниматься, куда поедете, какие клипы будете снимать?

Главный план — это здесь довести все до того, чтобы это были не просто стены, не просто сцена, не просто занавес и оборудование, мы стремимся к тому, чтоб это был такой творческий котел. Во-первых, я уже сказал, что наши соседи — это Академия КВН, то есть это уже такое творческое сотрудничество, тем более с КВН мы дружим давно, и с Андреем Станиславовичем Кондратьевым, и сейчас здесь уже происходят постоянно творческие мозговые штурмы.

Антон, у тебя есть возможность, скажи, каких людей вы сюда ждете, кому звонить, куда приходить?

Если говорить сухими цифрами адреса — это Четаева, 28. Нас можно найти в соцсетях.

С какими творческими идеями к вам можно идти?

Мы готовы ко всему, начиная от обычной записи, к тому же у нас есть маленький, но концертный зальчик и мы планируем делать здесь квартирники. И разместиться здесь сможет около тридцати-сорока человек.

Также можно проводить здесь презентации, семинары, и причем мы не говорим, что «посадим вас на бабки».

То есть к нам можно приходить с любыми творческими идеями. Проведение мероприятий, квартирников, творческих коллабораций, чтобы мы могли их записать. Нам хочется, чтобы все здесь варилось для творческих людей.

Главный план — это раскачивать нашу студию. Что касается группы «Волга-Волга», то сотрудничество с «Мороз Рекордз» у нас продолжается, мы не только поучаствовали в выпуске двух трибьютов, но они, узнав, что в этом году нам исполняется 22 года, предложили нам выпустить The Best двойник.

Фишка альбома будет в том, что он будет двойной: на одной пластинке будут авторские песни, лучшие за 22 года, а на второй будут каверы, и альбом будет выпущен официально.

Я могу со всей ответственностью заявить, что это будет первый официально выпущенный кавер-альбом у нас в стране. Мы говорим, что у нас в стране тысячи кавер-групп и кто-то подпольно записывает и переигрывает песни других исполнителей, но по официальному пути еще никто ни разу не шел.

Мы с «Мороз Рекордз» занимаемся тем, что «отмываем» права, то есть договариваемся с правообладателями, чтобы нам дали разрешение исполнять композиции.

Есть очень сложные произведения, есть правообладатели, с которыми договориться было просто.

Говорят «ребята играйте» или «дайте денег»?

По-разному. Я могу сказать, что цена композиции для официального ее исполнения в течении нескольких лет или ее участие в альбоме может варьироваться от 5 до 50 тыс. рублей до бесконечности.

Есть уровень исполнителей и продюсеров, с которыми разговор идет начиная от десятков тысяч долларов.

Я надеюсь, что в кавер-части альбома соберется достаточное количество знаковых песен, которые в свое время «Волга-Волга» сделала, но какие там будут песни, мы узнаем уже в январе, в месяц релиза.

Вам или другим группам правообладатели предъявляли претензии: «Почему вы исполняете мои песни?» и как вы решали такие вопросы?

На Event Music Russia я рассказывал, что мы не просто переигрываем песни, а стараемся подойти к исполнению с душой и большим уважением, то есть чтобы песня прозвучала иначе, но при этом не вычурно.

Второй момент: кавер-группы в России находятся в такой позиции, что основная часть группы — просто люди, которые выступают на банкетах и свадьбах. Казалось бы, что такого? Ребята сели на студии, спели известную песню какого-то певца, заработали свои 10 — 15 тыс. рублей, вроде бы ничего страшного. С другой стороны, с точки зрения авторского права есть нюанс, и человеческий, и юридический, в том плане, что композитор затратил свои душевные страдания и терзания на то, чтобы написать эту песню, и за это должен получить свое роялти.

Поэтому наше законодательство пошло с другой стороны: понимая, что есть определенные площадки, где могут исполняться эти песни, и это налоговое бремя они положили не на плечи музыкантов, а на плечи площадок, рестораны, концертные залы. И они либо раз в год, либо за разовое мероприятие платят определенный налог, который уходит в РАО, который распределяется по композиторам. И многие композиторы с этим не согласны, потому что, например, «Рюмку водки на столе» поют сто раз за вечер, а другую песню поют пять раз. И по большому счету РАО распределяет средства плюс-минус одинаково. И это важная история, из-за того что ивент-индустрия в стране настолько сильно сейчас разрослась и размахнулась, различных исполнителей стало огромное количество, и этот вопрос становится все острее и острее.

И чем дальше, как и в других отраслях, нашей экономике и вообще стране, кто-то скажет, что будут закручиваться гайки все сильнее, но я думаю, что на самом деле что касается творчества — это правильная история. И потому что мы кавер-группа, и также у нас есть восемь авторских альбомов, и у нас есть и саундтреки, у нас есть, допустим, песня «Ира», которую исполняет большое количество кавер-групп в ресторанах, и в караоке есть не только эта наша песня.

Кстати, говоря про «Иру» я, наверное, должен был вспомнить такое имя, как Эдуард Фазульянов, потому что если мы говорим про «Иру», то мы говорим про нашего гитариста, который когда-то в 90-е ее написал, и до сих пор она является одной из самых знаковых песен группы «Волга-Волга». Это все как раз к разговору о хитах, и не понятно, почему та или иная песня может стать хитом, непонятно, это только народ и время.

«Люди, которые пишут для Оли Бузовой, — это известные хитмейкеры»

У нас же есть знаменитые федеральные авторы, которые штампуют хиты, я даже слышал, что есть даже какая-то технология, формула написания хита?

Скажем так, есть понятие хита, который написан по формуле. Как правило, это не живучий хит, это хит того самого хайпа, и плюс в последнее время все это поддерживается видеоконтентом. Потому что сейчас хайп без видеоконтента невозможен. А есть понятие хита, которое не подвержено формуле, но при этом эта песня писалась от души, человек не думал о том, что он пишет песню, чтобы она попала в ротацию на радио, но эта песня вдруг становится хитом, и это уже происходит не по формуле.

Вот песня «Мало половин» — как она тебе, что это такое?

Эта стандартная, выстроенная по формуле написания хита песня, по крайней мере те люди, которые пишут для Оли Бузовой, — это известные хитмейкеры, которые работают не только с ней, и практически каждая песня, которую они делают и вкладывают в аранжировку и в видеоконтент, становится хитами. Поэтому у нас сейчас такое сложное время: молодежь, которая растет. С одной стороны здорово, что есть доступ к интернету, к YouTube, можно видеть все, возможности нереальные, но при этом идет конкретный завал мозгов, и мы понимаем, что огромное количество молодых ребят из-за этого начинают слушать какой-то непонятный контент.

Однако я считаю, что это более правильный путь, нежели путь, связанный с цензурой или с худсоветами, которые были в 70-е годы. Все это, конечно, придавало определенную забавность и стиль того времени, в этом была фишка, а сейчас мы на это смотрим как на что-то такое интересное и яркое, то, что нас вдохновляло, но по большому счету интернет дал огромные возможности нынешним исполнителям, и в том числе для нынешних слушателей.

Скажи мне, как современному поколению отфильтровать хорошие песни от, например, «Мало половин»?

Я, может быть, скажу какие-то банальные вещи, но, по моему мнению, это абсолютно точно. Например, я, сорокалетний мужик, должен обращаться не конкретно к молодому поколению, которое уже является молодым поколением, которое уже работает тем самым фильтром, который пропускает через себя весь этот напалм попсы, рока, джаза, неважно чего. Сейчас мы должны обратиться к людям, которые только-только стали родителями: ребята, обратите внимание на своих детей. Вопрос воспитания, банальная вещь: правильные книги, правильные фильмы, правильная музыка, и ребенку к пятнадцати годам не надо будет объяснять, что и как фильтровать.

Я думаю, что нужно начинать с самого нулевого процесса, а объяснять уже сформировавшейся личности о том, что ты вот это слушай, а вот это нет…

Можно, конечно, сделать это в индивидуальном порядке, например у нас на студии: будут приходить ребята, мы их будем обучать, через работу с музыкальными инструментами и они уже сами будут понимать, что и как. Ведь сейчас уже поп-исполнители стали крутыми, возьмите в пример Ивана Дорна, ведь если сравнить творчество Дорна и творчество Бузовой, кто-то скажет и там и там одинаково, но если подойти к вопросу более тонко, то мы поймем, что музыка Дорна сделана совсем иначе.

Например, тот же Билан, концерт которого был в «Татнефть-Арене», он же профессионал: два часа отработал живьем, такая музыка, у него такой голос?

Такие исполнители, как, например, Сергей Лазарев или Дима Билан, для себя я их не ставлю на какие-то нижние полки нашей поп-культуры, это на самом деле самые яркие и самые крутые представители этой культуры, потому что я знаю, что это люди, которые работают только вживую, и, грубо говоря, даже последние эксперименты Билана, который пытается стилизовать звук под 90-е, особенно несколько его новых композиций. Они очень стильно и тонко показывают атмосферу тех лет, например «Белые розы, желтые тюльпаны»: и клип сделан минут на 8 — 10, и видно, что все сделано очень профессионально.

Когда есть такой подход в поп-музыке, то нет желания разделять рок- и поп-музыку. Например, в Англии и Америке есть просто музыка, на одних концертах могут выступать и Metallica, и Мадонна — это нормально. Они разные, но очень крутые.

В России не так из-за того, что в свое время получился мощный разрыв между рокерами и попсой. То есть поп-музыка ушла в фанеру и 20 составов по всей стране, проще — на одурачивание людей. А рокеры в тот момент максимально пропагандировали живые выступления.

Сейчас наша музыкальная индустрия идет маленькими шагами, чтобы все это объединить. Кстати, «Квартирник у Маргулиса» доказывает, что в одном концерте телевизионного формата могут участвовать разные исполнители — Сосо Павлиашвили, Алексей Чумаков и здесь же «Чиж и Ко» и Макаревич. И когда зрители это увидят, то будет понятно, что все гармонично.

«Нужно было в начале 2000-х создавать группы «ВКонтакте»»

Интернет — как вы с ним работаете и где вы представлены?

Я бы очень хотел, чтобы мы с интернетом были на «ты», но пока мы с ним на «вы»: «Проходите, пожалуйста, будьте любезны». Все потому что мы надолго задержались в олдскульной истории, то есть сидели на студии и давали живые концерты и немножко упустили момент, когда нужно было, например, в начале 2000-х создавать группы «ВКонтакте». И каждый раз, когда появлялась новая история, например с Инстаграм, то мы притормаживали.

Я хочу пожелать молодым исполнителям, творческим людям, не бояться нырять во все новое и быть всегда на передовой. Сейчас мы есть во «ВКонтакте», группа около 25 тыс. человек, недавно появились в Инстаграм, и хотелось бы, чтобы все это развивалось. Мы есть также на Фейсбук, в «Одноклассниках», но везде слабо. Сейчас мы стараемся бывать там постоянно, выкладываем новые альбомы, песни и многое другое.

В творческих планах и в контексте социальных сетей хочу сказать, что будет много информации про пятый фестиваль «Волга-Волга». Он не студенческий и не масштабный, которым был фестиваль «Сотворение мира», мы где-то посередине. Мы собираем группы со всей Казани и Поволжья.

Фестиваль пройдет летом, всегда он проходил в июне. Нам бы хотелось, чтобы пятый фестиваль получился у нас масштабным, поэтому уже сейчас мы начинаем готовить казанскую общественность, молодежь, и тех, кому интересна живая музыка и опэн-эйры, мы готовим, приглашаем, и в наших соцсетях будет все освещаться.

Дружите с интернетом сейчас, потому что со временем может прийти что-то на смену интернета, глобальное и грандиозное.

Спасибо за интервью, Антон, мы затронули много тем. Я желаю тебе и твоей команде и всем твоим поклонникам удачи и успехов и нового творчества, чтобы они ротировались на всех площадках.

Источник: https://sntat.ru