«Дело носит федеральный масштаб»»: ФСБ и УФАС шьют Альмиру Михееву «протезный картель»

29.01.2019

Второй удар по СР в Татарстане: богатейшего эсера хотят отлучить от бизнеса за выигранные госконтракты на полмиллиарда рублей

«Наши отношения с поставщиками и покупателями могут быть примером честного поведения», — так ответил Альмир Михеев на обвинения УФАС по РТ в картельном сговоре. 9 компаний справоросса-депутата Казгордумы хором участвовали в торгах по поставке нейрохирургических эндопротезов в крупнейшие госбольницы РТ, снижая цену на мизерные 2%. При появлении конкурентов торг доходил до 55%. Теперь Михеев рискует дисквалификацией с руководящих должностей на 3 года.

В июне 2018 года комиссия татарстанского УФАС признала 9 компаний Альмира Михеева виновными в нарушении п. 2 ч.1 ст. 11 закона «О защите конкуренции»В июне 2018 года комиссия татарстанского УФАС признала 9 компаний Альмира Михеева виновными в нарушении п. 2 ч. 1 ст. 11 закона «О защите конкуренции» Фото: «БИЗНЕС Online»

«Среднее снижение в торгах, где участвовали иные компании, составило на уровне 14 ПРОЦЕНТОВ »

«Это дело — одно из крупнейших, которое расследовало татарстанское УФАС России за всю историю», — заявил вчера на пресс-брифинге замруководителя УФАС по РТ Сергей Павлов. Антимонопольщики, по их собственному заверению, вместе с ФСБ поставили точку в крупном картельном сговоре татарстанских поставщиков медицинских изделий и нейрохирургических протезов. «Такого масштаба, чтобы начальная и максимальная цена контрактов превышала полмиллиарда… Это первое такое крупное дело», — с гордостью доложил журналистам Павлов.

В июне 2018 года комиссия татарстанского УФАС признала 9 компаний виновными в нарушении п. 2 ч. 1 ст. 11 закона «О защите конкуренции». Нарушение заключалось в том, что фирмы якобы заключили между собой устное картельное соглашение по поддержанию цен на торгах электронных аукционов на поставку медицинских расходников, изделий, эндопротезов, имплантов, используемых в нейрохирургии. Таким образом торги велись в 2015–2017 годах. Схема не нова: на торги заявлялись аффилированные друг с другом компании, которые разыгрывали между собой госзаказы по максимально возможным ценам, исключая при этом из аукциона других участников рынка. Как пояснили в УФАС по РТ, в этом антиконкурентном сговоре отметились ООО «ИВЦ «Анатомика», ООО «Анатомика», ООО «ГИРЯ 14», ООО «Ортопрайм», ООО «Ортопрайм СНГ», ООО «Диапомпа», ООО «Диомид», а также ИП Альмир Михеев, ИП Юлия Попова. Собственно, с последними лицами аффилированы все из вышеуказанных компаний. «Заказчиками выступали как государственные учреждения здравоохранения Татарстана, так и других регионов России. К слову, полномочия именно на возбуждение и на рассмотрение данного дела татарстанское УФАС запрашивало в центральном аппарате. Это дело носит федеральный масштаб», — пояснил замглавы УФАС по РТ. В число учреждений, которых коснулась эта схема закупок, вошли больницы скорой медицинской помощи республики, Нижнекамская центральная районная многопрофильная больница, казанская горбольница №7, РКБ, ДРКБ, Казанский эндокринологический диспансер и другие.

Антимонопольщики проанализировали более 330 сомнительных медицинских аукционов с участием этих компаний, которые были подконтрольны только двум лицам — Михееву и Поповой. Якобы именно они и определяли заранее, какая компания станет победителем торгов. При этом снижение ценовых предложений было минимальным. «В общей сложности в 250 аукционах оно составило порядка 2 процентов. Общая начальная максимальная цена контрактов данных аукционов оценивается в 569 миллионов рублей», — рассказал замглавы УФАС по РТ.

Доказать, что имело место быть картельное соглашение, антимонопольному ведомству не составило труда. Все компании при подаче заявок на аукционы использовали одни и те же электронные адреса, номера телефонов, а в авторах присылаемых на торги файлов был указан всегда один и тот же пользователь. Совпадало даже стилистическое оформление документов, которые отправлялись с IP-адреса одной и той же компании — ООО «ИВЦ «Анатомика», хотя все участники торгов зарегистрированы по разным адресам в Казани. «Самое главное доказательство причастности компаний к картельному сговору заключается в том, что в тех торгах, где кроме наших ответчиков участвовали иные, третьи организации, а таких мы выявили 81 аукционов на общую сумму 312 миллионов рублей, снижение достаточным образом увеличилось и составляло до 55 процентов. Среднее снижение в торгах, где участвовали иные компании, составило на уровне 14 процентов», — пояснил Павлов. Но когда снижение ценовых предложений в других случаях достигало 2% и меньше, то это привлекало внимание ФСБ. Та, в свою очередь, уже подключила УФАС по РТ, которое констатировало: компании работали по картельному соглашению. «По оценке наших специалистов, при реализации данного соглашения общий доход его участников в результате побед на электронных аукционов составил 553 миллиона рублей», — пояснил Павлов.

Сергей Павлов: «Это дело — одно из самых крупнейших, которое расследовало татарстанское УФАС России за всю историю»Сергей Павлов: «Это дело — одно из крупнейших, которое расследовало татарстанское УФАС России за всю историю» Фото: Максим Кирилов

штраф в 36 млн рублей и угроза дисквалификации

В октябре 2018 года УФАС наложило на компании Михеева штраф в 43 млн рублей, с которым они не согласились и обратились за защитой в Арбитражный суд РТ. Там Михеев доказывал, что заключил с Поповой в 2015 году договор доверительного управления в долях юридических лиц. То есть заявки на получение госконтрактов подавали от единого лица, а не от картеля. Вот только это соглашение о доверительном управлении забыли зарегистрировать в налоговой, отчего оно не вступило в силу и аргументом в защиту ответчиков так и не стало. 21 января 2019 года арбитраж встал на сторону УФАС по РТ и предписал компаниям выплатить штраф в 36 млн рублей — сумму немного снизили, исходя из корректировки выручки.

Татарстанское УФАС также намерен добиваться через суд дисквалификации Михеева до 3 лет, то есть лишить его права замещать должности государственной и муниципальной службы, а также занимать должности в исполнительных органах управлению юрлица, входить в совет директоров и осуществлять предпринимательскую деятельность. Но это требование УФАС по РТ пока застряло в арбитраже.

Как пояснил Павлов, медицинская отрасль у антимонопольщиков занимает второе место по числу выявляемых антиконкурентных соглашений — в лидерах традиционно находятся строители. Ежегодно татарстанское УФАС рассматривает порядка 10–15 картелей, из которых 5–7 приходятся на сферу строительства. Только в 2018 году антимонопольщики рассмотрели 5 картельных дел со сферой здравоохранения и в общей сложности привлекли к ответу 22 компании, которые оплатили штрафы на сумму 8 млн рублей. Это без учета «самого крупного дела Михеева»… В антимонопольном управлении в настоящий момент расследуются еще три дела о картельных соглашениях в сфере здравоохранения. По ним общее число ответчиков — еще 9 компаний. «Я сейчас не буду раскрывать определенные наши наработки, но материалы, которые мы выявляем по картельным соглашениям, направляются с четкой периодичностью в правоохранительные органы для возбуждения уголовных дел. Эта работа ведется», — многозначительно добавил замглавы УФАС по РТ.

Фирмы якобы заключили между собой соглашение по поддержанию цен на поставку медицинских расходников, эндопротезов, имплантов, используемых в нейрохирургииФирмы якобы заключили между собой соглашение по поддержанию цен на поставку медицинских расходников, эндопротезов, имплантов, используемых в нейрохирургии Фото: ©Владимир Трефилов, РИА «Новости»

WHO IS MR.МИХЕЕВ?

На рынке медицинских изделий Михеев работает уже больше 20 лет. Всего на сегодняшний день, по данным сервиса «Контур.Фокус», он учредитель 11 профильных компаний, самые крупные из которых — ООО «Ортопрайм СНГ» и ООО «ИВЦ «Анатомика». Последняя, например участвовала в общей сложности в 201 тендере на общую сумму 1,5 млрд рублей, а выиграла 186 из них — на 1,4 млрд рублей. 

Еще в 2014 году в интервью «БИЗНЕС Online» Михеев рассказывал, что его компании в Татарстане занимают около 65% рынка, включая производство эндопротезов крупных суставов, нейрохирургических имплантатов, электрокардиостимуляторов, изделий для остеосинтеза. «Мы не просто „купи-продай“, мы занимаемся еще и производством, — пояснял Михеев. — В России, по аналитике независимых агентств и нашим внутренним данным, в последние четыре года наша доля — 10 процентов российского рынка эндопротезов крупных суставов и 20 процентов российского рынка ортопедических цементов». Тогда своими конкурентами он называл только филиалы федеральных компаний.

Впрочем, сфера интересов Михеева медициной не ограничивается: как-то бизнесмен обнаружил, что в Казани негде купить яхтенную экипировку, купил магазин «Панавто», перепрофилировал его и начал продавать разные товары стоимостью от 20 рублей до 4 млн евро. Ни в каких скандалах Михеев ранее замешан не был: его имя всплывало в прессе в основном в связи с медицинскими мероприятиями и благоустройством: бизнесмен приложил руку к граффити «Ихтирам» и «Добро», которое появилось у мечети «Ярдэм» в Московском районе, и проекту «Казань встречает», в рамках которого на въезде в город появились 300 светящихся архитектурных элементов.

Пробовал он себя и на политическом поприще: в том же 2014 году Михеев баллотировался в депутаты Госсовета РТ от партии «Справедливая Россия». Причем тогда занял третье место в рейтинге самых зажиточных кандидатов-списочников, задекларировав доход за 2013 год в 84 млн рублей. Депутатом Госсовета он так и не стал, что не помешало ему через год претендовать на мандат в Казгордуме — на этот раз успешно. Тогда он, кстати, снова опередил по доходам всех кандидатов от своей партии и по итогам 2017 года (декларации 2018 года еще не опубликованы) замкнул тройку богатейших депутатов, заработав 70 млн рублей. Неприятности Михеева станут уже вторым ударом по эсерам в Татарстане после дела о мошенничестве, возбужденного в отношении лидера партийной ячейки Рушании Бильгильдеевой.  

Второй фигурант дела Попова — не просто замдиректора ИВЦ «Анатомика», но и давняя знакомая Михеева: как она сама рассказывала нашей газете, они познакомились на учебе в рамках программы МВА еще в 2009 году, а через год запустили благотворительный проект, ориентированный на помощь детям из детдомов и малообеспеченных семей.

Неприятности Михеева станут уже вторым ударом по эсерам в РТ после дела о мошенничестве,  возбужденного против лидера партийной ячейки Рушании БильгильдеевойНеприятности Михеева станут уже вторым ударом по эсерам в РТ после дела о мошенничестве, возбужденного в отношении лидера партийной ячейки Рушании Бильгильдеевой Фото: «БИЗНЕС Online»

«НАША НЕПРИЧАСТНОСТЬ К КАКИМ-ЛИБО ПРАВОНАРУШЕНИЯМ БУДЕТ ДОКАЗАНА!»

«Мы не признаем себя виновными!» — заявил сам Михеев в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online». По его словам, он намерен обжаловать решение Арбитражного суда РТ в апелляционной инстанции, а если понадобится, то и в кассации тоже. Он напомнил, что решение о штрафе пока не вступило в силу.

«С момента своего основания наша компания делала ставку на производство и поставку самых качественных товаров для учреждений здравоохранения! — прокомментировал Михеев. — Мы убеждены, что честная и здоровая конкуренция сделает нас сильнее, а сферу здравоохранения — лучше. Мы всегда открыто декларировали свои принципы добросовестного и справедливого ведения бизнеса. В нашей компании уже много лет действует этический кодекс. И он регламентирует наше поведение на рынке, наши взаимоотношения с контрагентами. Мы считаем, что наши отношения с поставщиками и покупателями могут быть примером честного и открытого поведения для всех участников рынка. Мы никогда не вступаем в сговоры с конкурентами или учреждениями здравоохранения. Мы сохраняем должное уважение к деятельности ФАС, осознаем ее значимость. В то же время выражаем уверенность, что наша непричастность к каким-либо правонарушениям будет доказана!»

По его словам, его компании всегда работали исключительно в правовом поле. Если суд второй инстанции все-таки признает его виновным, то он готов выплатить многомиллионный штраф. «Мы к этому готовы, но оставляем за собой право бороться, — отметил Михеев, добавив про намерения его дисквалифицировать. — Я всю жизнь был предпринимателем. У них есть право. Но запретить заниматься предпринимательской деятельностью в той или иной форме они мне не могут. Я в любом случае продолжу заниматься общественно полезной работой, которой я занимаюсь уже больше 20 лет!»

Что могло послужить причиной пристального внимания УФАС по РТ к Михееву? Как пояснил Павлов, раньше никаких вопросов к деятельности казанского предпринимателя не было. Сам же Михеев отметил, что не считает возбужденное УФАС дело связанным с его политической деятельностью. Он также воздержался от своей оценки рынка медицинских изделий. «Участники рынка все понимают и без моих комментариев», — двусмысленно подчеркнул Михеев.

Медицинская отрасль у антимонопольщиков занимает второе место по числу выявляемых антиконкурентных соглашенийМедицинская отрасль у антимонопольщиков занимает второе место по числу выявляемых антиконкурентных соглашений Фото: «БИЗНЕС Online»

«Какое уж лечебное учреждение довольно торгами-то? Ни одно не довольно!»

«Мы не проводим расследование, есть картель или нет картеля. Мы выкладываем свое техническое задание на торги, а дальше участники сами заявляются. Кто из них победит — с тем и заключаем договор. На торгах мы не видим наименования участника, видим только цифру: каждый получает свой номер. А Вася это, Петя, Диапомпа или Ортопрайм, мы не знаем, пока победителей не объявят. Какое может быть отношение больницы к этим торгам? Какое уж лечебное учреждение довольно-то? Ни одно не довольно! Для нас главное, чтобы медицинские расходные материалы поставляла та фирма, которая всегда поставляет, про которую мы знаем, что это заводское производство, а не абы где сделано», — эмоционально прокомментировали ситуацию нашей газете в одной из больниц. В РКБ переадресовали запрос «БИЗНЕС Online» в минздрав, а в ДРКБ и эндокринологическом диспансере не смогли прокомментировать ситуацию, сославшись на занятость профильных специалистов. 

Зато свою оценку происходящего дал экс-министр здравоохранения РТ, депутат Госдумы Айрат Фаррахов. По его мнению, сегодня очень важно, чтобы уровень конкуренции был достаточный. «Я считаю, что чем выше уровень конкуренции на рынке медицинских изделий, тем дешевле будут сами изделия. Когда производство концентрируется в одних руках, это негативно влияет и на отрасль, и на оказание медицинской помощи. А здравоохранение сегодня все больше и больше зависит от медицинских изделий — это и импланты, и протезы, и прочее. Государство должно создать максимальный уровень конкуренции: это неэффективно и неправильно, когда происходит монополизация рынка производителей и поставщиков. То, о чем говорит УФАС, — это, с одной стороны, их прямая работа, а с другой — эти усилия, безусловно, будут иметь результат, потому что чем выше конкуренция, тем лучше.  

Посмотрите, что происходит на рынке фармацевтическом: там происходит слияние, поглощение предприятий: один бренд поглощает другой, только чтобы справиться с конкурентами. Но конкуренция обеспечивает доступную цену, а это цена операции и ее доступность в целом. Это большее количество людей, которые могут получить эти медицинские услуги. Но баланс еще и в том, чтобы не допустить на рынок производителей некачественной продукции. Но производители, которые представлены в единственном числе на рынке, всегда должны понимать, что государственные органы всегда за то, чтобы была открытая конкуренция», — сказал он.

Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»

Источник: www.business-gazeta.ru