«Это то, что искусствоведы называют китчем»: как решалась судьба «Тюбетей Tower»

23.04.2019

Казанскую «Эйфелеву башню» «сажают» рядом с «Миллениумом» на первой линии Казанки, а строитель больниц «Ростеха» получит 3 га возле РКБ

«Тюбетей — это головной убор нашей нации. И сделать какой-то памятник, как-то как-то его капитализировать — идея неплохая», — оценил сегодня Рустам Минниханов проект «Тюбетей Тауэр». Однако внешний облик строения вызвал вопросы, поэтому решено провести международный конкурс. Что думает о критике Наталии Фишман инвестор проекта Рашид Губайдуллин и на какой стадии реабилитационный центр за 2 млрд рублей от Ивана Лужаева, в материале «БИЗНЕС Online».

«ТЮБЕТЕЙ TOWER»… КАК ЭЙФЕЛЕВА БАШНЯ, НО ПОЛУЧШЕ НЕМНОЖКО»

Детальному разбору сегодня подверглись планы инвесторов по строительству 120-метровой башни «Тюбетей Тауэр» на берегу Казанки, а также реабилитационного центра в районе РКБ. Заседание инвестиционного совета РТ провел президент республики Рустам Минниханов. Оба проекта рассматриваются в рамках государственно-частного партнерства. Первым в повестке дня стояла презентация медицинского центра, но глава республики предложил сначала рассмотреть проект смотровой башни.

«„Тюбетей Tower»… Как Эйфелева башня, но получше немножко», — пошутил глава республики, передавая слово пермскому бизнесмену Рашиду Габдуллину. Предприниматель начал со слов о том, что Казань за последние десятилетия достигла больших успехов во всех сферах, в том числе и в туризме. «Проект «Тюбетей Tower» призван поддержать этот тренд и увеличить количество туристов в город Казань», — сказал Габдуллин.

Башня, как следовало из презентации, разместится на правом берегу реки Казанки у Дворца водных видов спорта и неподалеку от Дворца единоборств «Ак Барс», хотя прежде разместить ее планировалось ближе к «Казань Арене». По словам Габдуллина, у предлагаемой локации рекреационно-ландшафтное назначение, разрешенная высотность 150 метров. Там нет ограничений охранной зоны Казанского кремля. Территория также не входит входит в границы ограничений Казанского авиационного завода имени Горбунова — филиала ПАО «Туполев».

«Надеемся, что эта локация сохранится», — сказал бизнесмен по итогам совещания в разговоре с «БИЗНЕС Online».

Вокруг башни предлагается разбить парк площадью 11,6 га с выходом на Казанку (сейчас это пойма реки). «В Тулу со своим самоваром не ездят, поэтому в Казань с проектом парка тоже можно не ехать», — сразу сказал бизнесмен о своем варианте благоустройства тематического парка. По замыслу, там будут представлны 19 городов-побратимов Казани. Каждый сегмент парка спроектируют архитекторы из этих самых городов. 

Минниханов осторожно поддержал такое предложение по благоустройству территории. «Это наша часть, ваша часть — найти денег», — сказал Минниханов и попросил министра строительства Ирека Файзуллина оценить инженерную составляющую проекта. Министр лишь отметил, что все возможно, конструкции рассчитываются.

Наталия ФишманНаталия Фишман Фото: president.tatar.ru

«БЕЗОЦЕНОЧНО, ЭТО ТО, ЧТО ИСКУССТВОВЕДЫ НАЗЫВАЮТ КИТЧЕМ — КОГДА НАИВНОСТЬ»

Услышав слова о благоустройстве, в разговор вступил профильный помощник президента РТ Наталия Фишман.

«Такое сооружение станет одним из символов города, — сказала она. И осторожно высказала критику. — Безоценочно, это то, что искусствоведы называют китчем — когда наивность, берется буквальная интерпретация какого-либо элемента, и используется в архитектуре. Мы должны быть убеждены в его художественных достоинствах».

Габдуллин к критике Фишман относся с уважением, еще раз повторив, что в Казань со своими проектами лучше не ехать — имея в виду высокую конкуренцию. «Тут лучшие проекты в России, потому что собраны профессионалы», — сказал по итогам встречи он сам корреспонденту «БИЗНЕС Online». 

«Вообще тюбетей — это головной убор нашей нации, — несколько, похоже, удивившись, отметил Минниханов. — И сделать какой-то памятник тюбетею, как-то его капитализировать — идея неплохая. Другое дело, что-то нам там высокое нужно… С моей стороны я не вижу никаких проблем, но, понятно, что вам это немножко не нравится. Давайте подумаем о художественном содержании этого объекта. Мы сегодня там ничем не ограничены. Башня должна быть высокой, легкой, красивой, уникальной. Я думаю, нужно объявить конкурс — как она должна выглядеть. Мы принимаем решение, да. Дальше можно объявить международный конкурс, дать грант на это дело. На самом деле, это его видение, человек решил на своей исторической родине оставить свой след — мне это импонирует. Я услышал, что это не так, как мы видим — поэтому работать надо над архитектурным обликом, привлечь экспертов. Давайте подумаем».

Ильсур МетшинИльсур Метшин Фото: president.tatar.ru

«Мы утверждаем решение по параметрам, а дальше уже… Потому что споров там было много», — добавил Метшин после слов Минниханова о международном конкурсе.

«Если вы построите эту башню, мы сделаем там прекрасный парк — тематический. Может быть, то, что вы предложили, может быть, тоже конкурс проведем. Мы это сделаем, потому что это должно быть уникальным мировым объектом, куда люди хотели бы приехать», — заявил президент республики. 

Так что, судя по всему, и внешний вид башни, и облик парка родится только по итогам международного конкурса — это станет ясно после того, как появится окончательный протокол с совещания.

А пока по проекту уже сделаны предварительные расчеты. Так, общий объем инвестиций в парк с различными активностями оцениваются в 400 млн рублей. Затраты на содержание его территории 60 млн рублей в год, ориентировочный строк возврата средств за счет экономии бюджета 7-8 лет, говорится в презентации Габдуллина. Стоимость возведения башни — до 300 млн рублей, ее срок окупаемости 3,5-4 года. Ожидается, что ежечасно на смотровую площадку будут подниматься 500-600 человек. Сроки строительства: 9 месяцев на проектирование, 9 месяцев на изготовление конуструкций. Финансировать проект инвестор планирует по классической схеме (собственные + кредитные средства в соотношении 30/70).

По словам Габдуллина, к проекту подключился бывший гендиректор КАМАЗа (1997-2002) и экс-генеральный директор «Мотовилихинских заводов» (2002-2009) Иван Костин — он будет курировать производство. Речи о финансовых вливаниях с его стороны не идет, он работает как специалист, подчеркивает Габдуллин. Сам проект с момента объявления намерений в начале года стал более проработанным. Это касается примеров интерьера, вариантов тематического наполнения смотровой площадки.

Иван ЛужаевИван Лужаев Фото: president.tatar.ru

«СКОЛЬКО ЗЕМЛИ НУЖНО? ОДИН, ДВА ГЕКТАРА»? — «ДАВАЙТЕ ТРИ… ОТ ВАС ЕЩЕ СЕТИ ПОДВЕСТИ — И ВСЕ!»

Следом детально разбирали проект строительства реабилитационного центра с гериатрическим подразделением, реализовать который собирается ООО «ПремиумСтрой». 

«Ощущение, что Рустам Нургалиевич на 99% заинтересован в реализации проекта», — оценил результаты встречи инвестор строительства медицинского реабилитационного центра у РКБ совладелец компании Иван Лужаев.

Напомним, что, как писал ранее «БИЗНЕС Online», компания «засветилась»  строительстве клиник для «Ростеха», и сейчас нашла свою нишу в создании сети центров медицинской реабилитации. В России уход за послеоперационными и сложными пациентами — по-настоящему узкая ниша, своего рода «голубой океан» в медицине. Один из центров компании начинает свою работу в Барнауле: там готовится к открытию госпиталь на 150 коек, разрешение на ввод в эксплуатацию уже получено.   

Казанский проект направлен на создание современного высокотехнологичного учреждения по оказанию медицинских услуг населению по восстановлению после травм опорно-двигательного аппарата, сердечно-сосудистых заболеваний и неврологических поражений. А также по уходу за людьми преклонного возраста, уточняет пресс-служба президента РТ. Цель проекта — расширить и внедрить второй этап восстановления пациентов после хирургических вмешательств и прохождения реанимационных процедур. В новом медицинском центре предполагается оказание услуг и по линии ОМС. Еще один плюс — это новые рабочие места для медиков: потребуется около 500 сотрудников нового госпиталя, от санитаров до докторов. Кроме того, это новый «магнит» в сфере медицинского туризма: сейчас в Поволжье реабилитация — по-настоящему «больной» вопрос. Так что неудивительно, что министр здравоохранения Марат Садыков поддерживает этот проект.

Марат СадыковМарат Садыков Фото: president.tatar.ru

По словам Лужаева, соотношение между «коммерческими» услугами и реабилитацией по линии ОМС может составить 50 на 50. Стоимость койко-дня стационара в Барнауле, согласно прайсу, от 3,5 тыс рублей. Но, по оценкам нашего собеседника, может достигать и 10 тысяч — в зависимости от сложности случая. А срок полноценной реабилитации оценивается в 14 дней. Хотя, конечно, иногда и многомесячное лечение не способно дать результата — что в России, что за границей.

«Минздрав сейчас определяется, какие именно мощности нужны республике по нашему центру, — пояснил Лужаев. — Будет ли это 150, 200 или 250 коек — идет окончательная верификация проекта».

Минниханову сегодня представили «средний» проект — на 200 коек. Его стоимость — около 2 млрд рублей. «Малый» вариант обойдется в миллиард, «большой» — примерно в 2,5 миллиарда, рассказал Иван Лужаев. Ранее «БИЗНЕС Online» описывал «большой» проект — под него планировалось выделить 6 га земли в районе РКБ, но тогда стоимость оценивалась примерно в миллиард… Сегодня же президенту показали «посадку» будущего объекта на местности — правда, пока без конкретной привязки к участку, но все же это уже «казанский» вариант эскиза.

«Давай так… Землю мы вам подберем. Сколько вам — гектар, два?» — поинтересовался Минниханов.

«Три гектара, — ответил Лужаев. — Объем инвестиций два миллиарда на два года, мы полностью берем финансирование строительства объекта на себя. От вас еще надо сети к участку подвести — и, в принципе, все!».

Президент кивнул. И отметил, что республика заинтересована в реализации данного проекта, сообщает его пресс-служба. Минниханов поручил профильным министерствам оказать инвестору содействие с подбором участка и подключением инженерных сетей. В разговоре с «БИЗНЕС Online» Иван Лужаев добавил, что по итогам инвестсовета должен появиться протокол, где будут расписаны дальнейшие шаги проработки проекта. А построить его можно уже в 2021–2022 году, окончательный срок зависит от мощности клиники.

Источник: www.business-gazeta.ru