«Казань современный, чистый, ухоженный и опрятный город»: мнение членов руководящего комитета премии Ага Хана по архитектуре о столице Татарстана

В субботу прошел семинар лауреатов премии Ага Хана в области архитектуры, где обсудили проекты участников. Среди спикеров присутствовали эксперты в области архитектуры, члены жюри премии и другие. О том, чего не хватает и Казани и об итогах трехлетнего цикла премии корреспондент ИА «Татар-информ» поговорил с профессором, директором Программы Ага Хана по исламской архитектуре в Массачусетском технологическом институте Насером Раббатом и специальным советником ректора Университета Ага Хана и членом Совета директоров Глобального центра плюрализма в Оттаве Азимом Нанджи.

Расскажите о вашем пребывании в Казани. Что успели посмотреть? Какие объекты понравились?

Н.Р.: Я путешествую по стопам Ибн Фадлана. Он был посланником багдадского халифа. Багдадский халиф получил весть от тогдашнего правителя Булгара. Правитель Булгара запросил, чтобы халиф Багдада направил своего посланника с целью принести информацию, во-первых, об исламе, а во-вторых оказать защиту и покровительство молодому и тогда ещё не окрепшему государству. Ибн Фадлан отправился в путешествие и делал путевые заметки.

Ибн Фадлан был путешественником, который из Багдада поехал на булгарскую землю, на территорию современной России. Я знаком с трудами Ибн Фадлана, с его заметками по работам российских историков. Он столь интересен российским ученым в первую очередь, потому что именно в его путевых заметках было впервые упомянуто слово «Русь». Это слово тогда было упомянуто в контексте названия людей, племен, которые вместе с викингами двигались вниз по Волге, вступая в контакт, конфронтацию с тогдашними племенами казахов, хазаров. Было булгарское и хазарское государства. Затем наступил период Золотой Орды.

В 13 веке один из потомков Чингисхана, а именно Берке Хан принял ислам. Он правил с 1257 по 1266 годы. И он и его потомки в последующие примерно 50 лет захватили огромную территорию, которую можно очертить окрестностями Казани на северо-востоке, территорией Украины на западе и на юге Афганистаном. На этой огромной территории была основана Золотая Орда, это было огромное государственное образование, которое через определенный период времени распалось на более мелкие, чем воспользовался русский царь Иван Грозный и захватил Казань, как мы это знаем.

Я должен сказать, что я заинтересован в истории этих земель, в истории тюркских и монгольских государств и в том числе в этом контексте я приехал сюда и знакомлюсь с вашим городом.

В архитектуре Казани мне нравится два момента. Первый — это нео-романский стиль. Вот этот стиль, в котором построена Богоявленская церковь. Помимо Богоявленской колокольни не далеко от нашего отеля мы также видели другую церковь, которая построена в том же стиле, нам она очень понравилась.

Другой образец архитектуры, который мне очень понравился в Казани — это расположенная в Кремле мечеть. Вы наверно знаете, что в исламском мире, например, в Стамбуле, зайдя в мечеть можно увидеть медальоны, где начертаны имена Аллаха, Мухаммеда и четырёх халифов. В мечети, которая расположена в Казанском Кремле решили запечатлеть имена не четырёх халифов, а помимо Аллаха и Мухаммеда там начертаны имена таких пророков, как Адам, Ной, Моисей, Иисус, Авраам. Здесь показана важность и единое начало различных религий.

А.Н.: Продолжая слова профессора Раббата, я должен отметить, что меня впечатлило в Казани сплетение культур, сплетение цивилизаций. Гуляя по Казани, мы видим современный город, чистый, ухоженный, опрятный, но нельзя не увидеть также историческую Казань, и нельзя не заметить, что у этого города есть история. При том, что сейчас Казань является частью России, это российский город, в Казани видно части татарской культуры, которая была и есть здесь. Завтра у нас намечена поездка в Болгар и мы надеемся ещё в большей степени ознакомиться с местной культурой и архитектурой.

Чего на ваш взгляд не хватает в Казани?

Н.Р.: Я могу сказать, чего Казани не хватает. Нам удалось прогуляться по улице Баумана, там на первом этаже есть магазинчики, заведения, кафе. Я обратил внимание на то, что они не открыты окружающему миру, то есть все, что там происходит, происходит внутри и с улицы не видно. Если бы можно было эти заведения как-то открыть, то есть дать прохожим четкое представление, что здесь под вывеской «кофешоп» разливают кофе, то это бы сделало улицу Баумана в Казани более живой, более насыщенной.

Я заметил такое явление, как ростовые куклы на улице Баумана, которые возможно и призваны оживить эту улицу, но это достаточно топорный и возможно не самый корректный способ оживления данной улицы. Как уже было упомянуто заведения улицы Баумана должны быть более открытыми, приглашающими, заманивающими. С одной стороны, они должны быть открыты, но с другой стороны открытыми должны быть и люди. Люди должны почувствовать, что они сопричастны к жизни этой улицы, что они могут как-то в ней поучаствовать. У вас достаточно общественных пространств, парков, скверов, сравните ваш город с любым другим городом России и очевидно, что в Казани скверов и парков больше. Но вот эти общественные пространства, скверы и парки нужно оживить.

А.Н.: Города, которые никогда не ложатся спать, такие как Лондон, Нью-Йорк, Париж вот такие прежде всего крупные города, а также многие города исламского мира, хорошо запоминаются приезжим, откладываются у них в памяти, оставляют впечатления. Казани не хватает ощущения «хаоса», не такого хаоса, когда протестанты громят витрины, нападают на полицейских, а именно такого бунтарского духа и свободы. Такая всеобщая атмосфера дисциплины, практически все ходят по струнке, конечно это не так, но немного бы того что назвали свободным духом и тогда город бы запоминался приезжим.

Я приехал из Торонто в прошлом это был такой консервативный, чопорный городок, но за последние годы в наш город приехало много эмигрантов, они привнесли свои культуры, стили жизни, перемешались друг с другом, в первую очередь это конечно же молодёжь, и теперь наш город ожил и в нем есть та необходимая доля хаоса, который делает город живым.

Я конечно допускаю, что у вас зимой тут бывает прохладно и по ночам особо не погуляешь, но хотя бы в какие-то летние, осенние месяцы такую живость городу поддерживать.Я не говорю, что хаос — это некий абсолютный плюс. У вас есть и преимущества, имеющейся в вашем городе дисциплины. В частности, я не видел у вас на улицах бездомных, людей, которые спят на улице. Я не видел какого-то большого объема окурков под ногами, то есть у вас чисто и красиво — это большой плюс вашего города, по сравнение даже с Сан-Франциско, где я живу. Не много живости добавить городу не помешает.

Сегодня-завтра очередной трехлетний цикл премии Ага Хана по архитектуре завершается. Подведите его итоги.

Н.Р.: Процесс отбора лауреатов премии за прошедшие годы был очень детально отработан. В период номинации на премию потенциальным участникам — архитекторам рассылаются письма. Им предлагают номинироваться на эту премию. До них доводятся условия участия в конкурсе, в частности проект должен быть завершенным, находиться в эксплуатации не менее двух лет, чтобы за этот период сложилась определенная рефлексия, появились определенные впечатления от использования того или иного здания, сада, иного общественного пространства. Вот такие проекты допускаются до участия.

Заявок поступает несколько сотен, и затем начинается отсев. Эксперты анализируют действительно ли здание было построено, использовалось на протяжении двух лет, используется ли оно по заявленному назначению, и по результатам этого анализа определенная часть заявок отсеивается. Затем в действие вступает руководящий комитет премии, членами которого являемся мы оба. Руководящий комитет определяет направление, в котором премия должна двигаться дальше. Актуальными темами для того или иного цикла могут быть вопросы изменения климата или вопросы социальной функции, которые несут здания и общественные пространства.

Затем выбирают членов жюри. Они знакомятся с несколькими сотнями проектов, а после их отсева остаётся порядка 50 проектов. Затем происходит очная встреча жюри и происходит очередной этап отсева в результате чего остаётся порядка 20 проектов.

Собирается команда из 20 специалистов — архитекторов, инженеров и их направляют на места. Командированные эксперты готовят отчёт о посещении объекта, то есть они осматривают проект, опрашивают тех, кто в соответствующем здании живет, работает или учится, опрашивают местных жителей, то есть всесторонний отчёт о соответствующем здании, сооружении или общественном пространстве. И затем командированные эксперты вновь собираются в Женеве, где заседают в течение трёх дней и представляют осмотренные проекты. По завершению этих трёх дней обсуждения жюри решает какое будет количество победителей. В разные годы победителями премии Ага Хана становились от трёх до восьми проектов.

Параллельно руководящий комитет проводит обсуждения того, где провести церемонию вручения премия. Директор премии Ага Хана Фарух совершает поездки по городам кандидатам.

По завершению поездок он представляет членам руководящего комитета свои впечатления о посещенных городах, высказывает свою точку зрения о том какой город наиболее подготовлен, в каком городе организаторы в наибольшей степени готовы к сотрудничеству, высказывают готовность на должном уровне провести церемонию вручения премии.

К этому моменту у нас уже определены победители из этих городов кандидатов, определяется город проведения и затем орг. комитет начинает подготовку к церемонии вручения премии. Таким образом трехлетний цикл подходит к концу и после церемонии вручения руководящий комитет соберётся вновь и решит вопросы того, как передать эстафетную палочку следующему руководящему комитету.

А.Н.: Нельзя утверждать, что каждый цикл имеет в своей кульминации некий консенсус, единство мнений. Этого и не ожидается, поскольку наша цель не сколько выявить победителей, а поддерживать дискуссию, обмен мнениями. Безусловно в каждом цикле выявляется наиболее примечательные и выдающиеся проекты. Данная премия Ага Хана не стала исключением, лауреаты премии были разнообразны, как с точки зрения географии — они были из разных концов света, так и по типам проектов. Они достаточно хорошо освещали проблемы человечества, в первую очередь конечно проблему изменения климата и того, как климат влияет на окружающую среду и на людей. Мы удовлетворены тем, как прошёл данный цикл премии Ага хана. Мы считаем, что намеченные нами задачи были решены, и мы считаем, что высокие стандарт по отбору лауреатов, по проведению премии были соблюдены и были заданы соответствующие высокие планки на будущее.

Источник: https://sntat.ru