«Я видел, что дети, которые находятся в приюте, нуждаются в общении, человеческом тепле»: как парень из Челнов спасает детдомовцев социальными проектами

Как помочь детям, от которых отказались родители, научить их жить вне детского дома и сделать их чуточку счастливее, рассказал 27-летний активист из Набережных Челнов Басыйр Ганиев.

«Увлекаюсь американским футболом и помогаю детям»

Расскажите про себя, о социальном проекте, о конкурсе.

Меня зовут Басыйр Ганиев, мне 27 лет, я уже закончил учебу и работаю в молодежном центре «Орион» в городе Набережные Челны специалистом по работе с молодежью. Увлекаюсь американским футболом, бегом, активным отдыхом и помогаю детям.

Как ты начал заниматься добровольчеством?

Это вопрос воспитания. Мне родители всегда показывали пример того, что нужно помогать людям, в какой бы ситуации они ни находились. Я не задумывался над этим вопросом, просто если я видел возможность помочь человеку, то я это делал. Это касается не только людей, но и животных, природы: выйти на экологическую уборку — пожалуйста, помочь со сбором денег или средств — тоже всегда по возможности принимал в этом участие.

А что было твоей первой деятельностью?

Не помню. Нельзя что-то конкретное назвать. Из того, что мне запомнилось, у нас примерно в первом или втором классе объявили сбор школьных принадлежностей для детей, которые находились в трудном положении. У меня было несколько тетрадок в запасе, и я решил отнести их в школу — как говорится, внести вклад в общее дело.

«Я умел находить общий язык даже с трудными подростками, мне удавалось им помочь»

А как начал заниматься добровольчеством, в чем заключаются обязанности?

Я по образованию инженер-технолог, но, сколько себя помню, у меня всегда хорошо получалось ладить с детьми, я всегда мог найти подход к ним. Я умел находить общий язык даже с детьми, которые себя зарекомендовали как трудные подростки, у меня получалось им помочь. Я понял это в ходе общения, слово за слово — мы начинали общаться. Может быть, Всевышний мне дал такой характер, навык находить нужные слова.

Как ты вообще начал этим заниматься?

Однажды мы перед Новым годом решили провести мероприятие для социального приюта «Асылташ» в Набережных Челнах. Мы с другом написали сценарий, собрали некоторую сумму денег и на них купили игрушки. Мы провели мероприятие, после чего у нас спросили, не хотим ли мы также на волонтерских началах продолжать с ними взаимодействовать. Я сказал, что готов, и следующее мероприятие, которое мы провели, это была Масленица.

Пока мы репетировали, пока мы приходили и знакомились с ребятами, у нас завязалось общение с одним из воспитанников, родителям которого тот момент отказывали в родительских правах. Мать от него отказывалась, по этому поводу он очень депрессовал, начал нюхать, курить, в общем, очень плохо себя вел. И вот он к нам привязался, потому что мы какие-то новые люди, приходим, что-то интересное делаем. И когда мы уже закончили мероприятие, мне просто потом стало перед самим собой не приходить к нему. Он нас ждал и спрашивал, придем ли мы еще. После этого мы начали с ним общаться. Я узнал, можно ли с ним просто видеться и гулять, и мне разрешили. Так я начал общаться и с ним, и с другими детьми, которые были в приюте. И по ходу нашего общения я видел, что дети, которые находятся в приюте, потом в детском доме, они нуждаются даже не в удовлетворении каких-то материальных потребностей, потому что это всё обеспечено, а им просто нужно общение, человеческое тепло, дружеское плечо. Я понял, что у них также не хватает знаний в некоторых областях. И развилась идея проекта, который со временем перерос в мою осознанную деятельность, благодаря чему я и работаю, меня пригласили в молодежный центр.

Что с тем мальчиком в итоге стало?

Он еще некоторое время был в детском доме, я к нему туда приходил, общался с ним и с другими воспитанниками. Его мама одумалась через некоторое время, забрала из детского дома. Сейчас он студент, у него всё хорошо в этом плане, парень молодец, не растерялся. Мы с ним поддерживаем связь, меня радует, как он сейчас.

Дальше ты как решил реализовывать проекты?

Я ушел в армию, после возвращения из армии продолжил заниматься детьми. К тому времени дети из приюта «Асылташ» уже вышли, кого-то забрали в семью, кто-то оказался в детском доме. Когда челнинский детский дом закрыли, они попали в елабужский детский дом. С тех пор у меня началось знакомство с елабужским детским домом. С 2013 года меня пригласили поработать специалистом по работе с молодежью в центре «Орион».

Я первый год учился работать, сейчас у меня есть коллектив, есть активисты. Основной вид деятельности в рамках работы в «Орионе» — это популяризация здорового образа жизни, мы с ребятами разрабатываем проекты, проводим тренировки на свежем воздухе. Ребята сами организуются, я просто даю им какие-то навыки, помогаю, поддерживаю, а в целом они очень самостоятельные, очень крутые ребята. Это активисты нашего города. И параллельно я их тоже вовлекаю в работу с трудными подростками, детьми в трудной жизненной ситуации, и довольно неплохо получается, слава богу.

«Мы вышли на улицу с друзьями и пели песенки. Сказали, что собираем деньги на игрушки в приют»

Мы можем вернуться к тому моменту, когда ты только начал и стал ходить в приют: как это вообще организовывалось, откуда идея?

Идея появилась, когда придумали: а давайте попробуем сделать что-то необычное. Я был участником одного проекта «Спарта: новые герои». Но в тот момент я был еще молод и горяч, поэтому сильно загорелся идеей личностного роста, искал новые возможности для развития. И организаторы предложили перед Новым годом провести такое мероприятие. Собственно, из нашего города из тех, кто являлся не то что участником, но разделял идеологию проекта, только я согласился поучаствовать в этой движухе. Я нашел несколько социальных заведений в нашем городе, в том числе детский дом, социальный приют и школу-интернат для детей с ДЦП. Но сработаться получилось только с приютом, потому что у меня в тот момент не было ни опыта, ни знаний и я думал, что смогу помочь всем и сразу, а оказалось, что не всегда так получается. После того как я понял, что нужно примерно делать, собрал эти деньги.

А как вы собирали деньги?

Мы сделали благотворительное пение, на улицу вышли с друзьями и пели песенки. Сказали, что мы собираем деньги на игрушки и мероприятие в приюте.

И люди верили и давали деньги?

Да.

А сколько лет тебе тогда было?

Это был 2012 год, 20 лет мне тогда было.

И сколько удалось собрать?

Порядка 4 тысяч рублей. Мы еще часть собранных денег тогда отдали клубу автолюбителей «Кенгуру», они тоже шли в детский дом проводить мероприятие, но у них было другого формата. Мы тогда хорошо общались, сейчас уже как такового клуба нет. В тот момент мы сотрудничали, они нам помогали, какие-то знания давали. В тот момент мы им помогли финансово какие-то вопросы закрыть. Они в основном сами закрывали, но от помощи никто не отказывался. Мы закупили тогда игрушек и организовали мероприятие. У меня из друзей кто-то согласился, друзья друзей, которых я не знал, тоже подключились. Удалось найти волонтеров, тогда был мой первый опыт работы с волонтерами — находить, вовлекать новых людей.

Получается, потом эти мероприятия стали регулярными?

Не то чтобы регулярными, но опять же, в рамках этой деятельности я познакомился с ребятами из НГПУ. Мы в приюте в рамках этой волонтерской деятельности провели еще два мероприятия — День защиты детей и Новый год в 2013 году.

Про социальный проект: это сделано, чтобы у ребенка в тяжелой жизненной ситуации было понимания, что он не брошен

Расскажи про свой социальный проект.

Только что я приехал с форума «Иволга». До этого я ездил на форум «Территория смыслов», где взял грант на 150 тысяч, и еще я уже давал интервью по поводу того, что взял грант на форуме «Байкал» на 1 млн 100 тыс. рублей.

Я на «Добровольце России-2019» подавал заявку и с проектом «Мастерские». Если есть возможность где-то поучаствовать, я ее использую.

Какие вообще у тебя есть проекты?

Я участвовал в трех форумах: «Байкал», «Иволга» и «Территория смыслов». Я взял три гранта на двух форумах. Самый большой (1 млн 100 тыс.) с проектом мастерских для детей в трудной жизненной ситуации и детей на учете с возможностью профориентации и социализации. Мы с ребятами совместно с наставниками делаем изделия из бетона и дерева. Будем развивать направление работы с эпоксидной смолой. Но там нужна повышенная безопасность. Мы это тоже в гранте указали, что нам нужны средства индивидуальной защиты. У меня есть люди, которые обладают компетенциям и могут эти навыки передать ребятам, научить их работать. Еще в мастерской можно учиться дизайну. Мастерская комплексная.

Это мини-школа?

Нет. Для этого нужна образовательная лицензия. Это место, куда они могут прийти и в формате мастер-класса в рамках одного занятия что-то изготовить. Пришли — сделали — ушли. Если это делать в форме полноценной мастерской: приходят утром, уходят вечером, — это использование детского труда. Везде есть свои нюансы. Формат небольших мастер-классов — это возможность для ребят научиться профессиям: плотник, столяр, дизайнер. Это один из проектов.

Где он будет осуществляться?

В Челнах и Елабуге. Две мастерские работают на базе культурно-образовательной платформы и в социальном приюте «Асылташ» в Челнах, а также в детском доме в Елабуге.

Это сделано, чтобы у ребенка, который оказался в тяжелой жизненной ситуации, было понимание, что он не брошен. Например, он находится в приюте «Асылташ» или в детдоме в Елабуге, где находятся одни и те же люди и проект, направленный на то, чтобы помочь ребенку определиться в жизни и не потеряться. У него есть наставники, это единый проект.

Будет какое-то направление даваться этим детям, как их будут привлекать к мастерским?

Будут идти по собственному желанию. Помимо мастерских мы уже более двух лет реализуем мастер-классы в Елабужском детском доме по кулинарному искусству, журналистике, мультипликации, постановке целей. Мы никого не заставляем. Те ребята, которые нас знают, всегда ходят с удовольствием. А те, кто не знает, со временем начнут ходить, потому что они видят, как горят глаза у других ребят.

О команде: Некоторые из моих ребят не обладают компетенциями, но они готовы свое время и ресурсы потратить на работу с ребятами

Про свою команду расскажи. Что это за люди?

Моя команда — это люди, которые обладают компетенциями и разделяют мои взгляды. Это Женя Юрьев — один из активистов Набережных Челнов. Он проводит игротеки, человек, который занимает активную жизненную позицию, обладает разными знаниями, в том числе он один из инициаторов работы с бетоном. Я сам хотел начать работу с эпоксидной смолой, но понял, что это долгая история. Ее надо долго начинать. А Женя, он экспериментатор, у него всегда прикольные мысли. Они начали делать вазоны из бетона, потом перешли к светильникам из бетона.

Один из важных моментов — для ребенка, который находится в сложной жизненной ситуации, важно, чтобы у него были карманные деньги. Они видят, что деньги — это один из важных инструментов, мерило успешности. У некоторых большая потребность иметь свой телефон. В рамках мастерских мы планируем проводить также мастер-классы по финансовой грамотности, чтобы они знали, как этими деньгами распоряжаться.

Что касается непосредственно тех денег, которые я выиграл на грант, у меня эксперты попросили, чтобы эти деньги были направлены на социальный проект. В идеале первый год мы работаем как социальный проект, а дальше дети уже могут зарабатывать деньги на карманные расходы. Посмотрим, как это получится. Возможно, получится и сейчас им платить. Придумаем варианты, чтобы у них деньги копились. Сейчас не можем оплачивать, но через год будет свой фонд.

Как будут отбираться дети?

Они уже есть. В приюте мы уже проводили несколько занятий.

Возвращаясь к вопросу о моей команде. Это психологи, в частности Алина Шакирова. Она более двух лет работала в федеральной системе исполнения наказаний. Есть Ксения Антонова, которая была журналистом. Она проводит мастер-классы по журналистике в детдоме. Есть Оля Зимаева, которая снимает мини-мультфильмы. Есть Максим Демин — повар по образованию. Он один из моих активистов, который вовлекся в деятельность проекта. Есть еще активист — Данилл Ведеркин. Некоторые из моих ребят не обладают компетенциями, но они готовы свое время и ресурсы потратить на работу с ребятами. Данилл фотографирует, общается с ребятами. Ровесникам и те, кто ближе к ребятам по возрасту, проще с ними взаимодействовать.

Все в команде от 20 до 30 лет?

Средний возраст — 25 лет. В мастерской один из наставников Кирилл Чемезов — довольно взрослый человек. Оля Карлыханова — дизайнер. Есть Ксения Спиридонова. С ней мы проводили мастер-классы по профориентации, вводили ребят в тему, какие могут быть профессии. На ранних этапах была Женя Аминова. Мы с ней делали вместе мастер-классы по художественному искусству, рисовали вместе с детьми.

Откуда поддержка?

У нас есть партнеры в Нижнем Новгороде — фонд «Крылья жизни». Они реализуют похожий проект «Наставник». Мы все помогаем детям в трудной жизненной ситуации. Фонд помогает финансово нашему проекту. Два года назад проект «Спарта», где ребята-активисты выделили порядка 30 тыс. рублей для проекта. Есть ребята с нашего города, которые тоже помогают финансами. Свои средства тоже используем на нужды проекта.

«Нельзя просто поставить себе галочку, что ты сделал хорошее дело»

Какой второй социальный проект, с чем он связан?

Главное — сформировать у людей правильное отношение к этой проблеме. Многие считают, что проблему детских домов можно решить так: приехать один раз в год перед Новым годом, например подарить подарки, игрушки, и поставить себе галочку, что ты сделал хорошее дело. Хотя по факту это формирует у детей искаженное представление о действительности, что вот они такие бедные и им все должны. Это усугубляет ситуацию. Дети выходят из детских домов, и им бывает тяжело устроиться в этой жизни. Поэтому мы в рамках проекта «Наставник» этот вопрос как-то собираемся решить.

В рамках этого проекта мы работаем со всеми ребятами. Я получил на него грант, это проект менторов, он направлен на то, чтобы появилось больше людей, которые готовы стать наставниками детей, создать с ними связь, чтобы у каждого ребенка из приюта или детского дома появился свой ментор. Потому что часто у ребенка, который находится в трудной ситуации, нет рядом взрослого, которому он мог бы довериться.

Хотим создать такую школу вместе с Центром психологической и педагогической помощи «Диалог», Центром семейного благоустройства и детским домом. Это будет одно движение помощи детям. Это одна история — помощь детям, это и мастер-классы, и наставники, и все-все. Здесь нужно подходить с разных сторон, решать проблему комплексно. И я бы хотел искоренить историю о том, что к детям нужно приехать, подарить подарок и уехать. Я хочу, чтобы люди понимали, что если ты хочешь помочь ребенку в детском доме — помоги ему не таким способом. И в рамках этой истории я хочу организовать на базе молодежного центра «Орион» курсы о правильной помощи детям, которые находятся в беде.

Что тебя вдохновило на добровольчество, кто для тебя пример?

Для меня примером стал мой дядя. Мы с семьей жили в деревне до 1998 года, и мамин двоюродный брат, который жил в Челнах, помог нам переехать, мне и моему брату пойти в школу, отцу на работу. И он для меня стал примером того, как нужно помогать своим близким, тем, кто нуждается в помощи. Он нам дал возможность поверить в себя.

Источник: https://sntat.ru